​Мадам Дюбэ и страшный суд

​Мадам Дюбэ и страшный суд

В 89-ом году мой муж получил годовой грант на исследовательскую работу в Марсельском университете. Мы поехали туда всей семьёй и поселились в небольшом в три комнаты доме с довольно обширной верандой. Этот дом, оставшийся от родителей, любезно предоставляла в аренду университету некая мадам Дюбэ, дама доброжелательная и очень любезная.

Наша жизнь во Франции наверно можно хорошо описать странно-парадоксальным словосочетанием, которое так распространено в русском языке. Оно было жутко интересным. С упором именно на слове жутко. Представляете, мы приезжаем из страны, где жили далеко за порогом бедности в доме, который все нормальные люди уже оставили. И мы сразу попадаем в мир благополучного среднего класса. Меня до сих пор иногда накрывают воспоминания нашего анекдотичного поведения и реакций, которые могли бы послужить прекрасными перлами для юмористических пародий. Это было трудное и тяжелое время, довольно дорогая цена за вход в этот мир и прекрасные удобства.

Для нас все было впервые. Мы никогда еще не были за границей, и никогда ранее у нас не было такой возможности жить полностью одним, да ещё и в отдельном загородном доме. До приезда в Марсель мы жили в огромной коммунальной квартире в самом центре Москвы, в доме, из которого большая часть жильцов была уже выселена, а пустующие квартиры заполнялись студентами и аспирантами университета, подрабатывающими дворниками за бесплатное жилье. Это важное обстоятельство для моего рассказа. В то время для нас важна была просто крыша над головой. Как возможно было, мы там наладили бытовые условия, у нас были 2 огромные просторные комнаты, удобства были далеко не идеальными, но для нас в то время – это были сказочные хоромы.

Итак, на год я стала полновластной хозяйкой миленького уютного домика. Перед ним был небольшой участок с миндальным деревом у калитки, которое расцвело прекрасным розовым цветом в феврале, а на веранду тянула ветви смоковница, одаряя нас богатым урожаем невиданного ранее инжира. В доме был плиточный пол, что довольно удобно для лета. Зимой было холодно. Никогда я не мерзла так, как на самом юге Франции, где средняя температура зимой +14. Это во многом потом объяснилось тем, что мы не были знакомы с укладом жизни в тех местах.

Мы продолжали жить, как и в Москве, где коммунальные услуги были бесплатными для нас, отапливая все комнаты дома, независимо от того, был там кто-нибудь или нет. Хочу отметить, что в каждой комнате был регулятор батареи, на что я совсем не обратила внимания, держа все батареи в доме горячими. В окнах не было двойных рам, и он продувался практически насквозь. В середине декабря нас навестила милая хозяйка и, осмотрев хозяйство, сообщила нам, что бак с мазутом, с помощью которого обогревался дом, практически израсходован.

Об автономном баке мы услышали впервые, так как привыкли к центральному отоплению. Бак наполнялся мазутом раз в год, обслуживая все дома в округе, кому еще требовалась такая услуга. Дом был построен задолго до появления тех удобств, которыми постепенно обзаводились жители новостроек. Пригласить специально машину для заправки мазутом в неположенное календарное время стоило очень дорого. И нам ничего не оставалось делать, как начать строгий режим экономии мазута. Я, впрочем, догадалась, что иногда можно греться в горячей воде, у нас была ванная. Какого же было моё удивление, когда в очередной свой приезд мадам Дюбе озвучила сумму электричества, которую нам надо было заплатить. О том, что в доме автономный водонагревательный бак, мы тоже не имели никакого представления, кроме как с газовой колонкой мы раньше не встречались.

Потом, когда мадам Дюбэ показала нам на эти огромные емкости, мы их увидели, но, по первости, как и те индейцы, которые не видели кораблей, мы тоже не замечали для неё очевидного. Того, что не было в предыдущем опыте невозможно предусмотреть. Можно только стать очень внимательным к деталям, чтобы с их помощью прозревать в дальнейшем новые взаимосвязи. Наш опыт был хорошей подготовкой к этому и сильно развил нас.

Эпизод, о котором я хочу поведать далее, в полной мере иллюстрирует эту мысль. Он стал одним из ключевых и подвел итоговую черту нашей жизни во Франции. Полученный опыт был столь поучительным, что осветил и украсил всю мою последующую жизнь.

После окончания школы летом муж отвез детей в Россию к своей маме, мы до осени переезжали в другое место. Я на какое-то время осталась одна, и мадам Дюбэ предложила мне, пока она будет приводить дом в порядок, продолжать жить в доме и помогать ей. Она всегда при своих посещениях останавливалась в доме соседей, по всей видимости, близких друзей своего детства.

Я была спокойна и даже преисполнена гордостью, мне казалось, что я достаточно хорошо, на мой взгляд, привела дом в порядок, и что он был таким же, каким мы его приняли.

Наутро начался мой очистительный ад. Вступив на порог дома, мадам Дюбэ увидела рыжую от глинистой земли с участка половую тряпку, которая лежала у порога именно для того, чтобы эта земля не заносилась в дом. Она всплеснула руками и даже вскрикнула. Это не было раздражением или обвинением, это было почти детское изумление. Мадам Дюбэ была небольшого роста, очень интеллигентная и мягкая, повысить голос она могла только в случае чрезвычайного удивления.

Как она потом мне объяснила, половая тряпка должна быть белой. Это была специальная бумазейная половая тряпка, которая действительно поначалу была белой, и я все удивлялась, в свою очередь, недоумевая, для чего. В моем опыте в качестве половой тряпки была, как правило, мешковина или старая одежда, которая после основательного использования просто выбрасывалась. Даже смешно было подумать, что половую тряпку можно стирать. А о деревянных крестообразных швабрах я и не говорю. Это были все инструменты, которые я знала по уборке. Полдня мы доводили тряпку до белоснежного состояния, отстирывая и вываривая в кастрюле. И она, действительно, вернула себе первоначальный цвет.

Хочу поделиться наблюдением, которое я несколько позже заметила уже в финских больницах, на которое бы, возможно, не обратила внимания, если бы не получила такого классного урока от мадам Дюбэ. Оно здесь будет к месту, как очень ценный, на мой взгляд, лайфхак, которым я регулярно делюсь. Санитарка имеет тележку, в которой находится ведро с чистой водой и аккуратная стопка специальных салфеток, даже язык не поворачивается называть их тряпками. Она отжимает салфетку в воде. Надевает её на специальную планку с резиновой для более плотного соприкосновения с полом пластинкой, которая на шарнире прикреплена к легкой металлической полой длинной ручке. Моет этим чудесно удобным приспособлением участок пола и, снимая со швабры тряпку, бросает её в мешок. И потом берёт снова чистую салфетку. По окончание уборки все салфетки стираются..

Следующий вскрик ждал меня в комнатах, когда хозяйка увидела цвет напольных плиток, которые я естественно мыла этой рыжей тряпкой. Она заставила, нет, наверно, даже и не попросила, она просто сама отмыла одну плитку до белого цвета и предложила мне продолжить. Она налила в тазик какого-то средства, которое все прекрасно оттирало. И я последовательно плитка за плиткой помыла весь дом той белой тряпкой, которую мы предварительно отбеливали. Она оставалась белой. Это обстоятельство вызывало изумление теперь уже у меня.

Пока я ползала по дому, намывая плитки, мадам Дюбэ все снова и снова вскрикивала. В ванной комнате она откатила от стены стиральную машину и увидела за ней клочья пыли. Я даже предположить не могла, что стиральная машина может быть на колесиках. Она не только вскрикнула, но и всплеснула руками, когда обнаружила с нашей спальне плесень на стене. Там всегда было так холодно и сыро, мы практически не обогревали эту комнату, потому что в ней только спали. Оказывается, ее надо было ежедневно проветривать, открывать окна настежь, тогда как я по выработанной привычке, сберегая тепло, держала даже ставни закрытыми.

Придя на кухню, она заголосила. Я в ужасе кинулась ей на помощь. Оказывается, она обнаружила стеклянную посуду для запекания равномерно коричневого цвета. У нее не было слов, чтобы выразить свое удивления, как до такой степени можно загрязнить стекло. Я недоумевала, прежде стеклянной посудой в духовке я не пользовалась.Ее обмывала мылом, как могла, даже терла металлической губкой. Я мыла посуду тряпкой и хозяйственным мылом, как привыкла еще дома. Это сейчас в магазинах все есть, а тогда, я помню, как мы с куском хозяйственного мыла или пачкой стирального порошка в качестве подарка ходили в гости. Она принесла губочки и средства, которые прекрасно все отмыли. Представления о моющих средствах я не имела никакого, тем более предположить, что оно бывает жидким. Я знала только редко встречающийся в магазинах дефицитный Пемоксоль, сухой порошок в круглой тубусом картонной банке. Я была в восхищении. Не знаю, как получилось, что до очистительных средств я в своем познавательном поиске к тому времени пока ещё не добралась. В моей жизни было так много всякого другого, к чему надо было буквально через тернии продираться к тому, что приходилось осваивать практически с нуля..

Апофеоз моего воспитательного просвещения случился, когда мадам Дюбэ зашла в туалет и обратила внимание на наш унитаз. Он был старого образца с плоской чашей и уходящим строго вниз глубоким колодцем. Саму раковину унитаза я обмывала, даже ставила такие приспособления для очистки и ароматизации, которые навешивались под крышку. Это я заметила в домах, куда нас приглашали, и потом, гордая собой, отследила в магазине. Мне казалось, что он в идеальном состоянии. А мадам Дюбэ чуть не рухнула наземь… Но надо отдать ей должное, она была предельно тактичной. Во всех предыдущих случаях она мне подробно объясняла и показывала, что нужно делать, но здесь она практически лишилась дара речи. Потом, немного придя в себя, она указала мне на уходящий туда в глубину унитаза колодец и спросила: — Что это? Я не совсем поняла ее вопрос. И она мне стала объяснять и показывать, что труба вся была покрыта мочевым камнем какого-то серо грязного цвета. Такого никогда не было в ее жизни, она такое видит впервые. Тогда как для меня такие унитазы как раз были нормой. Я никогда не обращала внимания на то, что находится за пределами самой раковины.

Три дна я сидела возле унитаза и отдирала мочевой камень, счищала все его наросты до того состояния пока он не вернул себе все свойства и качества своего нового состояния. Я многое пережила, перечувствовала и передумала за эти дни. Конечно, у меня на языке была куча оправдывающих меня аргументов, но это не снимало с меня ответственности, что я, дожив до 30 лет, была столь поверхностна и так невнимательна к деталям. Я поняла, что такое страшный суд, это когда нет оправданий. Я даже обидеться или раздражиться на мадам Дюбэ не могла, она была безупречна. Она меня ни разу не обвинила, не устыдила, не осудила. Она сама была настолько из другого мира, что я сумела ее глазами увидеть себя без оправданий и прикрас, и ужаснуться. Все познается в сравнении. Если не с чем сравнивать, то все сравнивается. Здесь очень тонкая едва различимая игра слов. Попробуйте ее уловить.

Так я вступила в новую фазу своей жизни. Это был самый большой пинок, который я когда-либо получала в жизни. Я благодарна мадам Дюбэ, этой чудесной женщине, которая так умело и своевременно провела со мной такую жесткую, но сильнодействующую очистительную терапию. Я до сих пор думаю, как же мне повезло, что я осталась с мадам Дюбэ на эти несколько дней. Уйди я тогда, а у меня была такая возможность, я наверно многих неприятных вещей избежала, но осталась бы и без очень ценного опыта. Это был первый случай в моей жизни, когда я так близко соприкоснулась с человеческим существом, имеющим непостижимо другой опыт жизни.И именно это было моим самым большим открытием. Мы разные, разные настолько, что это даже не раздражает, ну как заяц и белка, их нельзя сравнивать. Это добавило моего интереса к людям, живущим в разных странах. Именно он заставляет посещать все новые и новые страны, в первую очередь, чтобы собирать галерею таких непостижимо разных и интересных человеческих лиц.

Перед отъездом домой, уже основательно познакомившись со средствами по уходу за домом, я оставила все сладости, которые закупила детям и заменила их чудеса чистоты творящими жидкостями.

0
10:46
342

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!